Дог-матрос из Кейптауна | Хомо Догиус
  • Все о собаках и не только о них!

ЮАР, г. Кейптаун. В Центральном сквере Кейптауна на небольшом постаменте из обломка скалы установлен памятник собаке — отлитый из бронзы большой датский дог. У его лап — матросская бескозырка и ошейник. На табличке указано: «Матрос первой статьи датский дог «Just Nuisance, 1937-1944».

Большие датские доги всегда очень высоко ценились в Англии и ее колониях, каковой была тогда нынешняя ЮАР. В Кейптауне их использовали в качестве поводырей или просто надежных компаньонов и охранников. Щенка, родившегося 1 апреля (!) 1937 года от матери Дианы и отца Конинга (Короля), записали в книгу регистрации под именем Прайд.

Его первый хозяин, некий мистер Босман из Рондебоша, был профессиональным собаководом, привившим герою нашей истории хорошие манеры. В конце 1938 года пес был продан в пригород Кейптауна Моубрэй, некоему мистеру Чейни, который вскоре получил назначение в Саймонстаун, на военно-морскую базу, в качестве шефа корпуса обслуживания.

К этому времени наш герой уже был взрослым псом, весившим более 65 кг. При росте около метра в холке, он становился выше своего хозяина, когда клал передние лапы ему на плечи.

В Саймонстауне началась у Прайда взрослая жизнь. Хозяин предоставил ему свободу общения с моряками, которой пес охотно пользовался. Ему доставляло удовольствие жить на военных судах, где он всегда был желанным гостем.

Одно из них – крейсер «Нептун» — сыграло большую роль в судьбе дога. На этом судне пес подружился с командой и стал вместе с моряками постоянно путешествовать в Кейптаун. Там, в «Таверне Морей», он смог воочию наблюдать повадки моряков в увольнении…

На этом же крейсере было дано ему имя Nuisance, официально за ним закрепленное до конца его военной карьеры.

Дело в том, что догу нравилось возлежать, растянувшись во всю длину своего огромного тела, как раз там, где чаще всего пролегали пути торопливых матросов (на шкафуте, например). Раздраженные моряки не раз употребляли непечатные слова с непременным, однако, эпитетом nuisance, который лучше всего здесь можно перевести как «заколебал». Однако при этом любили его все – и моряки, и гражданские.

Дог платил взаимностью, особенно – рядовым морякам в матросских блузах с отложными воротниками, в клешах и бескозырках с ленточками. Считают, что они ему больше нравились за откровенность и общительность; впрочем, постоянно он не зависел ни от кого, хотя сам был ревнив до неприличия, никогда не позволяя другим псам посягать на матросскую дружбу.

К офицерам в кителях, узких брюках и фуражках с высокой тульей отношение у пса было более сдержанным; к лицам гражданским он относился с безразличием, женщин – терпел, но редко позволял им себя погладить.

Постепенно Прайд, он же Заколебал, начал обнаруживать удивительные способности.

Например, умел разнимать дерущихся матросов, либо прыгая передними лапами на плечи атакующего, либо просто сбивая его с ног и при этом рыча выразительно: при мне, мол, такого свинства не допускать!

Умел он также очищать прибывшие из Кейптауна поздние электрички от подвыпивших и уснувших матросов. Тут его помощь малочисленным поездным уборщикам была просто неоценимой.

Без устали тормошил он спящих до тех пор, пока они не просыпались и не освобождали вагоны; иногда буквально волоком вытаскивал особенно пьяных, работая до полного изнеможения. Подгулявшим матросам такая услуга была очень кстати, т. к. помогала протрезветь и добраться до судна, избежав дисциплинарного взыскания за опоздание из увольнения, да еще и по пьянке.

Пристрастившись к «экскурсиям» на электричке в Кейптаун, Заколебал стал мишенью для вагонных контролеров. По местным правилам, требовалось приобретать ему билет, а об этом-то его озорные «братишки» как раз и не заботились.

Иногда удавалось догу спрятаться под вагонной лавкой за широкими клешами; в другой раз штатские пассажиры, кто побогаче, оплачивали ему проезд, — но чаще всего высаживали его контролеры на перрон. Если не удавалось псу с помощью моряков прыгнуть в другой вагон незамеченным, приходилось ожидать следующей электрички, где зачастую все повторялось. 35-километровый переезд занимал иногда долгие часы…

В конце концов, неблагодарное железнодорожное начальство официально уведомило хозяина Прайда, мистера Чейни, что они будут вынуждены усыпить дога, если его попытки безбилетного проезда не прекратятся.

Мистер Чейни не смог дать такой гарантии. К тому времени у пса завелись приятели в самом Кейптауне; имелась там и милашка его же породы, у хозяина одного из ресторанов, так что остановить его было просто невозможно.

Взвесив все, мистер Чейни решил продать дога куда-нибудь подальше от моряков и от Кейптауна, — но не тут-то было! Новость быстро разнеслась по военной базе и по окрестностям Кейптауна, вызвав поток писем протеста в газеты, на радио, в администрацию железной дороги и в адмиралтейство.

Дело в том, что Заколебал к тому времени успел уже завоевать симпатии и популярность не только на военном флоте, став его признанным талисманом, но и у населения Кейптауна, Саймонстауна и всех пригородов вдоль железной дороги.

Авторы писем предлагали разные варианты, но чаще всего — железнодорожникам в виде исключения разрешить догу бесплатный проезд хотя бы на одном этом направлении. Однако железнодорожная администрация не хотела делать исключений, боясь создавать прецедент!

И тут главнокомандующий Королевскими военно-морскими силами Южной Атлантики, заваленный рапортами подчиненных, решил использовать свои права адмирала флота, сделав таким образом беспрецедентный в истории шаг, — издал приказ о зачислении «добровольца» — датского дога по фамилии Заколебал – в состав его величества Георга VI Королевский флот в качестве матроса первой статьи (Able Seaman). Поскольку устав требовал иметь не только фамилию, но и имя, то в личную карточку занесли имя Just (т. е. Просто), и получилось Just Nuisance («Просто Заколебал»).

Тогда же было решено выдать псу годовой железнодорожный билет за счет флота «для проезда при исполнении служебных обязанностей» (читай — сопровождать «братишек» и помогать им добираться до своей базы). Билет был вправлен в металлический жетон с указанием имени, фамилии, звания и личного номера; сам жетон надежно прикреплялся к ошейнику.

Возможно, у некоторых читателей такое решение главкома флота может вызвать иронию – несерьезно, мол, и так далее…

Но надо, однако, знать англичан, этих заядлых собаколюбов, чтобы понять – никаких насмешек, окриков начальства, ядовитых газетных репортажей отнюдь не последовало.

Все вокруг, конечно, понимали, что Заколебал – не вполне настоящий матрос, но с подлинным английским юмором старались играть свои роли добросовестно и естественно, как будто собаки зачислялись на флотские должности с присвоением звания во все времена.

С другой стороны, у англичан в природе — чуть ли не очеловечивать собаку. Именно они создали в свое время – при протекции короля — общество защиты животных (читай — собак), ввели классификацию пород, регистрацию новорожденных щенков по точно такой же системе, как и обычных граждан, да и много еще чего. Обидчик собаки рискует стать кровным врагом любого англичанина…

Надо также принять во внимание, что в это время уже началась Вторая мировая война, время для флота очень напряженное.

Без преувеличения можно сказать, что официальное зачисление всеобщего любимца во флот создало такую атмосферу, когда поводы для шуток появлялись постоянно; это очень помогало разряжать тревожную обстановку.

Сразу по своем зачислении, 26 августа 1939 года, после прохождения всех необходимых формальностей и медицинской комиссии, матрос Заколебал был откомандирован на береговую военно-морскую тренировочную базу «Afrikander I», чьи казармы были расположены в нескольких километрах по побережью к югу от Саймонстауна.

Там обучали матросов-новобранцев и временно расквартировывали «стариков» перед их распределением на военные суда и базы по всему миру.

Заколебал с восторгом был встречен на караульном пункте; затем его с почетом водворили в казарму, где псу выделили кровать с постелью.
Приказом командира базы за догом был закреплен бывалый матрос, в обязанности которого входили, между прочим, ежедневное мытье собаки под душем с применением мыла и щетки, надевание на нее бескозырки, сопровождение пса на построения, в столовую, а также по другим официальным надобностям.

Это уже умирающий Just Nuisance..


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *

583 Spam Comments Blocked so far by Spam Free Wordpress

Яндекс.Метрика